ВКУС ЭПОХИ. ЧАСТЬ V.

Крым

  1. Живое знание

Так, автостопом, мы ехали в свою любимую Алушту и там снимали у бабушки (мы её звали между собой Пудовна, наша Пудовна) маленькую комнатку с четырьмя постелями. Глиняный домик в национальном стиле, виноградная лоза, покрывающая приятной тенью дорожку к двери… Солнце, тепло, и рядом – море.   

Жильё было самой существенной суммой из всех наших расходов, но эта маленькая комнатка у бабушки в Алуште была выше любых гостиничных звёзд. Таких кроватей, такой накрахмаленности, такого белья с вышивками и кружевами ручной работы я не видела ни в одной гостинице мира. Подушек было, если я правильно помню, у каждой по семь, и они стояли горой на кровати, одна на другой. Каждая из нас имела свое маленькое царство, каждая была принцесса.

 

Местный проводник, дядя Лёша, показал нам выход на дикий пустынный пляж, где на эту неделю, вдали от социальной жизни и от курортного шума, мы устраивали свой тайный и прекрасный женский мир, - четыре богини, девушки, подруги. Еще не зная практик медитации, каждая из нас любила сидеть на берегу моря и созерцать тишину, горизонт, и так – часами. 

У нас было неоговоренное правило: мы не говорим о мальчиках и мы не заводим никаких романов. Мы здесь друг для друга. Мы говорим только о том прекрасном, что сейчас происходит. Это время – для себя. И, что интересно, за все наши поездки это правило выполнялось с удовольствием и безоговорочно. 

Свой день мы проводили на море, а когда возвращались в комнату, то всегда обнаруживали, что наша Пудовна оставила нам маленькую кастрюльку чего-нибудь очень аппетитного, домашнего. Мы с радостью угощались, оставляя кастрюльку пустой. Этот скромный рацион дополняли фрукты, которые в благодатном крымском климате в изобилии росли просто так. 

Но, конечно, кроме булочек, чая и фруктов, которые мы могли себе позволить, кроме уединения и дикого пляжа, нам хотелось посмотреть, что же происходит в круговороте курортной жизни, побывать в общественных местах и попробовать что-нибудь вкусное. Так, не каждый вечер, но иногда мы позволяли себе пойти в ресторан. И это был еще один источник знаний и навыков из области практической психологии.

Мы садились вчетвером за столик, заказывали все тот же чай, а к нему - божественные (в жизни таких больше никогда я не ела!), пирожные под названием «эклер». Воздушное тесто, глазурь из черного шоколада, мягчайший, в меру сладкий заварной крем внутри, - когда их текстуры и вкусы смешиваются во рту, особенно если задержаться в полноте этого ощущения хотя бы на момент, в мозге раскрывается место наслаждения. Все твое тело заполняется этой радостью вкуса, мир вокруг словно меняется, и это - от кусочка эклера! Столько мы могли себе позволить в ресторане, где играла музыка, ужинали и танцевали люди.

И не знаю, откуда мы знали, но был в этих посещениях некий негласный код. Через какое-то время, полчаса или даже быстрее, обязательно появлялся мужчина. Возраста наших родителей или старше, но никогда не моложе. Он «давно уже наблюдает за нами и решил подойти». 

В завязавшемся разговоре про наше путешествие он, с разрешения, садился за наш столик, заказывал нам всем еду по своему усмотрению. Но никогда не заказывал себе, объясняя, что он уже поел; а может быть, это был такой ход, - чтобы пока мы ждали заказ и медленно ели, он рассказывал нам о своей жизни, как те водители-дальнобойщики.

Это были рассказы про отношения мужчины и женщины, про невысказанную печаль, рассказы на запретные темы, - о чем человек только в такой ситуации и находит возможность рассказать. Эти рассказы были для нас и учебные, и фантастические, - о том, как в жизни может быть. Так мы познавали человеческий мир за пределами своего описания. 

Благодарность за ужин была обоюдной, и до смешного доходило наше прощание. Сначала мы провожали его (чаще всего, это был человек, который заработал себе за год на поездку в санаторий). И уже около своего жилища он спохватывался и говорил: «Что Вы, девушки, это какой-то непорядок! Я как мужчина должен Вас проводить!». После чего доставлял нас домой и, чувствуя себя гордо, говорил: «Вот, теперь все в порядке, доброй ночи!». И с какой-то нежной радостью уходил в ночь, а пространство его рассказанной жизни еще долго окутывало нас размышлениями. 

Мы никогда не обсуждали этих рассказов между собой, но каждая, ложась в постель, не спеша еще обдумывала историю этого встреченного человека. Не было в этом оценки, но все твое существо воспринимало эту информацию, впитывало ее в себя, как сухая губка воду. Так формировались наши взрослеющие личности.     

И всё у них происходило правильно и справедливо. Они формировались, взрослели, осознавали свой женский путь и, ненапуганные, без упряжки в социальные дела, в свободном дыхании, соединяясь со своей стихией-природой, укрепляли свой взгляд на мир, на жизнь, которую каждая по-своему заполняла содержанием. И мой мир во многом сформировался в этих путешествиях к берегу Чёрного моря. 


 


Твори, Живи, Люби!

Текст - "ВКУС ЭПОХИ. ЧАСТЬ V." - Виргиния Калинаускене