Арсос. Часть I.

Эпиграф

Помните и будьте внимательны, читая этот текст.

Предназначено для психически сбалансированных,

целостных и гармоничных людей.

Шутка.

Но «в каждой шутке – есть доля шутки».

 

Мудрые говорят “почему-то”: «Бойтесь своих желаний, ибо они исполняются». Но ведь также говорят, что «боящийся несовершенен в любви»… Продолжая этот ход мысли, я предлагаю так раскрыть содержание первого высказывания: мечтайте, желайте, ибо наши мечтания и желания – сбываются.

Как будто все хорошо… Но кем, чем они сбываются? – Тобой, милый мой друг! Ты и будешь тот, кто исполнит все твои желания. В этом я на все сто процентов уверена. И если кто-то пришел тебе помочь, – возрадуйся и с благодарностью прими эту помощь.

Так случилось и с моей мечтой. В глубине своей субъективности я давно уже мечтала о месте, где смогу создать прекрасное звучание пространства для работы. Я не знала, что так громко думаю, и что мысли мои слышат меня уважающие друзья. И вот, неожиданно, одна прекрасная пара (или, как я люблю их называть, “святое семейство” – Николай, Ляйсан и их сын Савелий),- желая от всего сердца подарить мне мечту, нашли возможность и предложили свою помощь. Осталось только подходящее место найти, оформить документы и купить.

Как мы все (уже вчетвером) были впечатлены, когда, втайне от всех, собрались в январе поехать на остров Кипр и найти то место. Романтизм фонтанировал! Какие там розовые очки, – все вокруг  было в розовом цвете!


 

Мы начали с самой восточной части Кипра и в течение нескольких недель постепенно, систематично, не спеша и не пропуская ни одного в ощущениях нам подходящего места, каждый день с девяти утра и до ночи осматривали прекрасные дома, хозяйства и виллы.

Нам очень повезло с агентом. Он как-то проникся к нам симпатией и интересом. Он искренне хотел понять, что же все-таки нам нужно. Через каждые несколько дней неустанной работы мы садились за стол переговоров и корректировали задачу, – которая пока была сформулирована только как субъективное ощущение. Мы сидели и хохотали, нервничали, напрягались, но ничего не приходило как правильное описание. Каждый из нас ждал момента истины.

Итак, объехав всю страну от востока до запада, мы не нашли ни одного даже близко подходящего нам дома, взяли паузу и уехали ни с чем домой.

Вторую попытку мы предприняли в конце мая того же года, все с тем же риэлтором, которому  были интересны наши внутренние намерения, и он, движимый этим интересом, продолжал нами заниматься. Но никакие предложения нашего друга (а мы уже говорили с ним о йоге, медитации, пространстве, все координаты совпадали, и мы действительно стали друзьями), нам не подходили. Проехав с подробным осмотром от Протараса до Пафоса, мы опять ничего не нашли.

И вот, в один из вечеров мы, усталые и замученные, вернулись за стол переговоров. Не хотелось ни традиционного кипрского кофе, ни вина… Все пребывали в состоянии некого недоумения, – на всем острове с его изобилием красивейших вилл нам ничего не подходило!

И в этот момент я почувствовала некое магическое пространство. Я точно знаю это чувство. Это то, что мое пространственное восприятие опознает как Зов. То, что во мне выстраивает Воина Духа с ясным и четким намерением. Увидев в медитации это намерение, я как будто проснулась. Мои друзья сразу ощутили это состояние и молниеносно включились в то же пространство.

Что-то происходило. Ляйсан перевела нашему агенту на английский мои слова: «Георгий, Вы знаете это место. Это маленький заброшенный деревенский городок, где живут старые традиции. И там есть дом, который меня интересует». После этого пространство стало звенящим. Георгий молчал, но я видела, что он включен и он старается.

И через определённое количество времени он заговорил: «Я, кажется, знаю. Это было лет пять назад. Где-то в клиентской базе еще есть телефон этого человека, если он еще жив. Он уже тогда был в возрасте». В пространстве это прозвучало как момент истины. Я знала, что мы ухватили нить.

Следующая часть была почти сюрреалистичной.  Георгий открыл базу данных, где ему предстояло просмотреть контакты клиентов за последние пять лет. Бесконечные цифры и строчки побежали по экрану, как в фильме «Матрица». Мы созерцали это, словно в медитации. Постепенно Георгий стал пролистывать страницы базы медленнее, медленнее, и вдруг стрелка мышки остановилась на единственном нужном нам имени в огромном списке людей.

Вдох-выдох, и все мы с радостным предвкушением схватились за еще один узелок на нити судьбы. Звоним сейчас же! Уже почти ночь, но все-таки еще можно!

Георгий набрал номер. Он работал как настоящий маг, - совершая реальное действие в пространстве, он привлекал человека с именем, которое ни один из нас не смог бы без ошибок произнести, поднять трубку. И нам ответили! Разговор шел на греческом, коротко и точно. Через пару минут у нас была информация, и она была такой: завтра нас ждут в 12 часов.

В этот вечер мы не говорили. Каждый ушел в свою спальню, оставшись наедине с фантастически творящийся субстанцией нового воплощающегося мира.

Охватившего нас ощущения предчувствия я желаю каждому! Это была ночь чувств, когда они еще не состоялись, но их идеальный мир уже начинает формироваться, кристаллизоваться в пространстве, без очертаний и конкретностей, создавая сказочное впечатление, что вся эта хрустальная конструкция станет реальной в один момент. И изредка мысль, - а что, если опять, если это волнение – зря, если снова промах… Но нет, нет, нет!  Это другое впечатление, иное, чем все предыдущие! Это успокаивало и давало возможность быть ощущениям.

Утро наконец наступило. Накануне мы даже не спросили, где находится это место. Нам было только сообщено, что это деревня в горах, к западу от Пафоса. И теперь мы ехали туда двумя машинами, и дорога была бесконечной.

Как можно 180 километров ехать целую вечность!? Было ощущение, словно мы передвигаемся не по свободной автостраде, а пересекаем какую-то плотность, заполненную психической атакой, от которой перегревается мозг, и телесной вялостью, от которой руки словно падают с руля. Мы проголодались и устали, мы перегрелись, и нужно было купить воды…

Свернув с автострады, мы поднимались серпантином в гору, и я не знаю, существуют ли в реальности горы такой высоты. Терялась ясность и четкость, зачем и куда мы едем, и хотелось только одного, – просто туда прибыть. Нас качало и тошнило, мы останавливались на обочине и переспрашивали Георгия, который единственный знал адрес, правильная ли это дорога. Но Георгий отвечал, что не знает и сам никогда там не был.

Когда наконец мы въехали на главную (церковную) площадь маленького городка, показалось, что наши две машины заняли собой все место. Из общего фона мы выделили сразу только таверну, – потому что очень хотелось кушать, а не потому, что там нас ждал старик. Но за те 20-30 шагов, что мы буквально тащились до нее по каменной улочке, я почувствовала окружающее нас пространство. Чистое прозрачное со светящейся субстанцией пространство, без гула, без шумов. Свежий воздух и звенящая тишина. Мы прибыли.


 

Нас пригласили за стол под огромной виноградной лозой, обвившей решетку над всей террасой. Игра солнца и прохладной тени от листьев винограда. Сначала я заметила ее на столе, на камнях под ногами, а дальше и тело восприняло это состояние, - я начала ощущать ветерок и солнечные зайчики. После долгой дороги постепенно становилось просто хорошо, - как когда после мытарств в неизвестности ты доезжаешь до дома своего. В этот момент я еще не вспоминала, по какому поводу мы сюда приехали, и кто этот мудрый старый встретивший нас человек. Я еще не выучила его имя, но запомнила его улыбку и легкость тела, и даже некую мужскую игривость…

Старик предложил нам покушать и, если мы согласимся, позволить ему сделать заказ на его усмотрение. Стыдно, но мы были такие никакие, что нам все было неважно, нам просто хотелось покушать и выпить бокальчик вина. Мы кивнули головой, что согласны, и все посыпалось-полилось как из рога изобилия.

Первым на столе появилось вино с какой-то странной этикеткой. Заяц, несущийся во всю мощь, так, что задние ноги перекрещиваются с передними. Получается комок энергии зайца, к тому же еще и улыбающегося. Во мне колыхнулась – и тут же ушла – мысль о чудесном пространстве Алисы и вечно опаздывающем кролике.

Вкус вина был прекрасен (до сих пор мы покупаем именно это вино в местном магазинчике). И вся еда была просто божественна. Я не понимала, из чего она сделана, и отчего, когда кладешь  ее в рот, она дает чувство насыщения и вкуса, словно то, чего ты всегда хотел, – оно все перед тобой. Мы отходили от усталости, общались, пили вино.


 

И вот, какой-то момент так все во мне восстановилось, что я оглянулась и спросила себя - где я? Что здесь надо делать? Ляйсан перевела Георгию, Георгий – старику, и тот моментально, с легкостью юноши поднялся и схватил ключи. Я готов!

Радостные и бодрые после вина и пищи, мы открывались уже иному восприятию городка. Улочка мягко спускалась вниз, движение было легким. Мы повернули направо, дошли до конца тупиковой улицы, и старик открыл замок на старых обшарпанных воротах голубого цвета, которые отворились с характерным скрипом.

Еще со времен работы в институте реставрации памятников архитектуры старое и обшарпанное для меня – это хорошо. Мы вошли во дворик. Там пели птицы. Цвели цветы. Природа бушевала своим первозданным природным ритмом. Через опавшие листья пробивалась свежая зелень, старая виноградная лоза обвивалась в свое удовольствие вокруг дома - дряхлого строения в аварийном состоянии.

Старик ногой открыл дверь, ведущую в дом, и родившийся из этого звук прояснил мне и Николаю, как двум строителям, что мы тут смотрим. Мы моментально включились. Мы были очарованы этим аварийным домом. Мы уже видели, как здесь все можно сделать, - что нужно менять перекрытия, фундамент, переделывать всю инженерию... Это был дом в два этажа, и нам казалось, что из этого можно создать некое грандиозное пространство.


 

За нами шла Ляйсан, ведя Савелия за руку и опасаясь всего вокруг. И в ее глазах читалось не просто несогласие, а полный шок от наших разговоров о том, что тут нужно делать.

Мы отрезвели, только когда спросили, сколько в доме квадратных метров, и получили ответ: «Пятьдесят». Мираж развеялся. Пятидесяти метров для нашего проекта было мало. Не спасал даже прилагающийся к дому огромный густо заросший сад, где в травах незримо шуршали разнообразные пресмыкающиеся, а в больших клетках жили кролики и куры.

Когда за нами закрылись голубые обшарпанные ворота, оставляя позади пространство рушащихся зданий и строительного бреда, Ляйсан облегченно вздохнула. И хотя мы с Николаем были твердо убеждены, что все виллы на берегу моря даже в пометки не годятся найденному сокровищу, сокровище это было не для нас, не для нашей задачи. С еще блестящими от юношеского энтузиазма глазами, мы вынуждены были принять поражение.

Под тотальным впечатлением от увиденного и пережитого, мы снова шли по каменной улице за нашим проводником. Внезапно он остановился и сказал: «Зайдем еще сюда».

Твори, Живи, Люби!

Текст - "Арсос. Часть I." - Виргиния Калинаускене