АРСОС. ЧАСТЬ VII.

Второе посвящение

7 марта 2019 года. В этот раз Мастер приехал в Ашрам, и я сразу почувствовала в его словах и состоянии некую нервность, что очень редко бывает. А если бывает, то это связано с какой-то очень сложной причиной не в житии, а в духовно-причинных планах реальности.

Он ходил по двору туда-сюда, курил, бесконечно пил кофе, и я понимала, что что-то тут неправильно. Но я могла только ходить за ним хвостом, – даже спрашивать о том, что же я сделала не так, у меня не было сил. Он зашел в гостиную, где висит картина «Благодатный огонь», сел на софу, и устремил взгляд перед собой – на дворик, покрытый зеленым зонтом двух шелковиц. Все его тело было напряжено, – он только изображал сидение на софе.

Внезапно он вскочил, весь как натянутая пружина, и с вибрацией грома и молнии с ясного неба произнес такие слова: «Почему здесь еще не горит огонь?».


 

Мое ученическое состояние проглотило это все буквально и цельно. Но то, что я сказала в ответ, было полной нелепостью. Я должна была отреагировать молниеносным действием, но прозевала эту молниеносность, и теперь было поздно извиняться или хохотать над своей хитрой личностью. Я сказала в ответ, что уже заказана красивая чеканная чаша для огня, которая будет прекрасно смотреться в этом дворе. Просто хоть сквозь землю провались от нелепости личности, желающей припудрить истину.

И в этот момент осознание ударило меня, словно молния. Редко я беру такие высокие ноты в вибрации голоса, да еще и при Мастере. Но тут и своим ученикам, и друзьям, без слов вежливости и объяснений, я передала охвативший меня электрический разряд: «Быстро в сад! Тащите сюда камни, чтобы сложить очаг!»

Если я тормозила, то мои ученики Марюс, Максим и друг Виктор, не раздумывая, одна нога тут, другая – там, доставили необходимое. За считанные секунды камни были под шелковицами во дворе. Игорь уже стоял в полной боевой готовности, все его тело даже потрясывало.

Они начали складывать очаг, прямо здесь, на каменном покрытии двора. Марюс нашел основу для очага, - каменный круг, которым закрывают глиняные кувшины, - и во взгляде Мастера появилось одобрение. Не похвала, но подтверждение, что Марюс истинно увидел, что, из чего и как здесь нужно делать.

Каким-то фантастическим образом на моих глазах, без подготовки и концепции, складывался объект - дом для огня, очаг. И когда мужчины, один за другим поправляя камни, выложили нечто, похожее на раскрывающийся своими лепестками цветок, все у меня упало, растворилось, и даже слез не было никаких, - было лишь то, что остается, когда через тебя проходит молния, и ты остаешься жив.

Передо мной раскрывался цветок, каменный цветок. Дом для огня, дом огненного цветка. И это было сделано за считаные минуты. Все собравшиеся были в состоянии внутреннего горения... Женщины - я, Мария, Вайда, Ксения на сносях – стояли, не вмешиваясь и созерцая это соединение в круг благодати пространства. Что-то очень сакральное происходило сейчас. Сама причина являлась нам, потому что для причины Мастером был сделан дом. Дом-каменный цветок для огня.


 

Тут же нашлись дрова, щепки, спички, защигалки... И на всю оставшуюся жизнь я запомню руки Мастера и мужские руки ученика, зажигающие этот огонь. Это была пауза звенящей тишины, и в ней - вертикаль, уходящая точно по назначению. Мы готовы. Дом для огня готов. Выстроен коридор вопрошания - восходящий поток из конкретного места, места причины, которое есть  исход, очаг. Сакральное место в Храме.

Легко зажегся огонек. Пламенеющие огненные маленькие язычки охватывали миниатюрные палочки, веточки, - как в детстве, как то, из чего вырастает сила огня. Он был еще совсем маленьким, словно в колыбели младенец  - огонек в этой чаше, в доме своем. Благословен огонь восходящий.

Было слышно в пространстве, было видно по телу Мастера, что сейчас произойдет что-то очень важное. Нужно быть сфокусированным и скоординированным во всем, что у тебя есть, – быть здесь и сейчас и свидетельствовать. Пара вдохов и выдохов, - я даже не знаю счета времени, - и без предупреждения Мастер резко поднял обе руки к небу. Выпрямившись весь, как струна, он набрал в себя чего-то, что я не знаю, как назвать. Может быть, это то, что пропускает насквозь силу Духа. Он был готов. Я видела, что мы все стоим в круге, и все готовы, как на передовой. Он подтянулся вверх, словно взлетая, что-то схватил в воздухе (в пространстве) и двумя руками приземлил это нечто, что витало над ним. Он сделал это, как всаживают в землю дерево, как ставят корабль на якорь, - и нечто из пространства ударило вертикалью сверху вниз, стало прямо в этот маленький и, казалось, не набравший еще силы своей огонь.

Но суть огня – быть огнем, она не требует быть большим или крепким. Как говорить о сути, что это сильная или слабая суть? Суть – это сила, которая воплощает саму себя, и эта сила  - то, что является миру людей, как сила иконы, сила истины, как сила духовного чуда.

В момент мы стали свидетелями этого воссоединения, воссоединения верха с низом и низа с верхом. И координаты верха и низа потерялись. Была лишь все пронизывающая вертикаль, и исход этой вертикали был в каждом из нас. И не только из нас, – в этот момент я видела множество светящихся точек в пространстве воплощенного мира, мира бестелесного и в пространстве духовного сообщества. Все эти качества были ясные, четкие, дифференцированные.

Огонь горел, дрова в костре пылали тихо, уверенно, спокойно. Вокруг был белый день, светом залитое пространство. Во дворе маленького дома в старом городе Арсос горел огонь, лампада, соединяющая вертикаль вопрошания и благословления. Этому быть, и это есть здесь и сейчас.



 
Мастер приземлился из пространства, ноги его твердо стояли на каменном покрытии двора, он созерцал этот огонь каким-то странным взглядом. Не то что неземным или космическим, - он созерцал, я бы так это назвала, душой. Он прошел по касательной ситуацию, где еще одна душа, и еще одна душа, и еще одна душа были спасены. В напряжении, в боли, – не важно. Была спасена еще одна душа, и она созерцала здесь огонь в колыбели, похожей на каменный цветок. Просто горел огонь. Но все уже было не просто. Я вспомнила лампаду, что постоянно горит в маленькой часовенке Архангела Михаила. Архангел Михаил, спасибо тебе!

Прощаясь, Мастер сказал: “Все хорошо, но у Вас здесь работы – еще приблизительно на два года”. Что это значило, мы тогда не могли осознать. Но постепенно за полтора года, что уже миновали с того дня, я вижу, что в этой маленькой фразе, сказанной Мастером, есть то, что я не могла бы увидеть и в самом страшном сне. И это нужно будет пройти, выстоять в этом и идти дальше.

Спасибо Мастеру за ясное видение, которое раскрывается для меня постепенно. Так горит огонь, сила которого постепенно раскрывается в очаге. Каждый вечер, зажигая огонь, созерцая его, я соединяю причину – тот первый огонь - с сегодняшним днем, вновь проходя через игольное ушко. Через одну и ту же пустую ячеечку между нитями судьбы, сплетающими воедино полотно живой жизни.

Твори, Живи, Люби!

Текст - "Арсос. Часть VII." - Виргиния Калинаускене


Текст - "Арсос. Часть I." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть II." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть III." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть IV." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть V." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть VI." - Виргиния Калинаускене