АРСОС. ЧАСТЬ V.

Между прошлым и будущим

Вспоминая период с мая по октябрь 2018 года, я даже не понимаю, как столько событий могло произойти за несколько месяцев. Но уже за это время пространство дома в Арсосе скоординировалось быть причиной, и эта причина начала раскрываться многомерным следствием. Несмотря на то, что помимо работы в пространстве Арсоса у меня по-прежнему шло много проектов, прекрасных проектов, я понимала, что на всех уровнях моей жизни и работы ситуация меняется кардинально. Я все совершала, делала эти проекты, но одновременно видела, чувствовала, что скоро они могут быть закрыты.

Вот лишь несколько цветных стеклышек из калейдоскопа того событийного времени.

Пространство Вильнюса и маленькая галерея ИНКа, сильное и красивое рабочее пространство, требует внимания. Я понимаю, что происходит что-то иррациональное, что-то будет меняться, но что – я не знаю. Интуиция подсказывает, что все, сюда вложенное, – сворачивается, закрывается. Но если это закрывается, то что-то на причинном уровне происходит как раскрытие другого пространства.

Параллельно ко мне в Вильнюс приезжают друзья, коллеги. Совместно с Сергеем Петрушиным мы работаем над книгой, вникая в тему человеческих отношений мужчины и женщины. Но и в этой ситуации я наблюдаю, что происходит в пространстве.


 

Так и не получив ответа, в начале июня еду на наш уже традиционный Дягилевский фестиваль в Перми. Это прекрасная площадка для работы с субъективной реальностью, которую мы пользуем уже четвертый год. Здесь мы объективизировали себя как НеХудожники. Мои друзья, ученики очень любят это пространство, потому что в нем мы чувствуем свободу для творчества, самопознания, самореализации. Но и здесь я понимаю, что четыре – это аккорд. Это будет сложный год перехода, - быть проекту дальше, или что-то придется менять в этой уже устоявшейся традиции.

Даже на фотографиях запечатлелось это звучание, - в них есть и радость, и печаль. Смотрю на маленькое помещение: 15 человек с мольбертами, у каждого есть свое отдельное пространство метр на метр, и мы творим. Мы рисуем симфонии Малера, обсуждаем все концерты и перформансы, которые посещаем, почти не спим, делаем выставки на улицах и в кафе, и это длится от начала до конца фестиваля. Десять дней для себя. Это роскошь, необходимая человеку как хлеб насущный. Мы называем это «получить дозу высокого искусства», принять ее - каждый для собственного саморазвития - на целый год вперед.

В Перми совершенно беспричинно я вдруг заболеваю, - лежу с температурой под 40 и понимаю, что лежать времени нет. Два дня внутренней работы с огненной пульсацией, с лекарствами и с помощью друзей, которые опекали меня круглосуточно, и я снова на ногах. Я даже забыла про эту ситуацию, но теперь, отслеживая нить событий, понимаю: это было связано с некой трансформацией, переходом. Это была реакция по телу на эти невидимые, но существующие реально турбуленции в пространстве.

У Игоря Николаевича тем временем в Москве идет театральный проект и, параллельно с работой на Пермском фестивале, мы с командой (Юлией и Олесей из Саратова) делаем костюмы к спектаклю и несколько раз летим в Москву, чтобы сдать их до премьеры. Все происходит так концентрированно, как, наверное, возможно только при жизни в причине и в пространстве. Бесконечный полет. Крыло самолета становится привычной темой в моих фотографиях. И интересно, что именно тело помнит все эти перелеты.

Заканчивается фестиваль, золотисто-багровое небо Перми свидетельствует прощание с этим пространством. Как всегда, огромные чудесные букеты цветов я везу домой.

Пока что дом как место пересечения в пространстве - это Вильнюс. Там моя студия для рисования уже заполнена картинами, - начатыми («Моя Ева», «Танец суфия», «Мистерия»), завершенными и в процессе работы. Я смотрю на эти сюжеты, и они как-то связываются с ощущением настоящего времени. Картины, цветы, друзья, книга, моменты истины, принятие решений, - все кружится в едином пространстве…


 

После Перми, небольшого пребывания дома и принятия решения, что же делать с местом силы – галереей в Вильнюсе, - я лечу в Арсос и приглашаю своих друзей просто по адресу. Они не знают, куда летят. Это был первый круг друзей, посетивших этот дом, это место. Мы отпраздновали мой день рождения, - спасибо им, что они так безумно поучаствовали не только в праздновании, но и некоем соединении мистического плана происходящего с реальным местом и домом. Я услышала восторги, оценки, и это было очень нужно.

Весь июль мы снова трудились в пространстве этого дома, и настал август, и с ним – наш ежегодный проект «Практика - Критерий истины», который традиционно проводился в Усадьбе.

Литва, дождь. Серебро облаков и золото солнца смешиваются в небесах, дождь небес любится с землей. В Усадьбе я понимаю, что и здесь что-то заканчивается, - для меня, не для Усадьбы. Постоянно идет работа в пространстве, сильная и глубокая, но не в пространстве физической природы, а в пространстве белом и светящемся. Происходит прощание с этим местом, и все будет иначе. Это – последняя ситуация. Не то чтобы я сюда не вернусь, но я вернусь другая.

Каждая кувшинка в озере, дожди, все растения, улитки, костер, небеса, закаты и рассветы, - все сфотографировано, как будто я собираю память души. Вся эта атмосфера, конечно, передается людям, которые приезжают.

Мастер в то время пребывал в Усадьбе и в пространстве тихо созерцал все происходящее. Он наловил нам рыбы, и этой рыбы было изобилие. Мы ее разделывали, и это был какой-то библейский жест без слов, проходящий через самую сердцевину каждого из нас. Вся группа понимала, что происходит что-то еще. Мастер накормил нас рыбой.  Подарок от Мастера.

В то же время Мастер выдавал схемы. На них были «тот, кто говорит Я», субъект, энергия воплощения, душа, - и это еще больше структурировало и раскрывало ясность в пространстве.

Так мы прожили еще одну жизнь в Усадьбе от самого начала до самого конца и дошли до точки, в которой есть переход, но переход не через смерть, а через возрождение. Осень, яблоки из Усадьбы, травы, роса, пепел от костра, горевшего всю ночь.

После ситуации в Усадьбе было еще семейное событие, которое тоже прошло золотой нитью в этом пространстве вновь формирующейся причины судьбы. День рождения моего отца. Ему 90 лет. Все это как-то гудело и вплеталось. Ситуации, которые абсолютно невозможно сложить, складывались в единое целое. И из этого всего творилась густота, мощность разворачивающегося пространства.  В то время я очень любила одевать свое любимое платье красного цвета.

Несколько дней созерцания Балтийского моря и прощание с детскими, юношескими сантиментами. Казалось, что я отсюда уезжаю навсегда и такая, как есть, не вернусь. Цветущий шиповник, море, песок. Рассветы и закаты. Несколько вдохов и выдохов, и я оставляю это пространство и возвращаюсь через дом. Я  рисую корабль веселых сумасшедших, завершаю картину «Танцующий суфий» и начинаю «Синие яблоки».

Нечасто я хожу на кладбище. Но попрощалась с родными и близкими и там.

Осенние яблоки. Осенние закаты. Все уходило куда-то, оставляя сильные вспышки чувств, переживаний, и даже розы в саду дома моего цвели как-то чудесно, иначе, чем всегда.


 

В этом маленьком промежутке между Усадьбой и морем Мастер попросил меня помочь вильнюсской команде выбрать место для нового этапа этого пространства. И мы успели, закрыли старое пространство галереи и открыли новое. Это место стало студией «За горизонтом», где сразу состоялась встреча-беседа Игоря Николаевича.

Впереди был проект «Школа учителей» в Москве, запланированный еще год назад на период сентября по декабрь. Очень сильная работа, 24 девушки приняли участие в этом проекте. Предстояли бессчетные перелеты из Кипра в Москву, из Москвы – в Вильнюс, из Вильнюса – на Кипр… И еще несколько поездок в Киев...

И вот, среди этого всего, где-то в середине сентября я прибыла в Арсос, чтобы еще раз осознать: пространство делается людьми и не сохраняется, если оно не нужно и не поддерживается. Пространство Арсоса ждало меня и требовало постоянного, стопроцентного внимания и времени.

Твори, Живи, Люби!

Текст - "Арсос. Часть V." - Виргиния Калинаускене


Текст - "Арсос. Часть I." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть II." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть III." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть IV." - Виргиния Калинаускене