АРСОС. ЧАСТЬ XI.

Ад

Переходя к этой части повествования, я снова вспоминаю первый приезд Мастера в Ашрам, – его пронизывающий взгляд, в котором проявляются, словно на фотопленке, как кадры из фильма о будущем, те события, ситуации, которые уже тогда, 10 октября 2018, предчувствовал Мастер. Он видел нас всех насквозь. Наше настоящее и будущее, нашу истинность, все предстоящие сложности, – без потерь, но с беспощадной трансформацией тех, кто к этому проекту причастен, – но ни слова не проронил об этом.

И вот, два года спустя, испытания как смерч влетели в наше пространство, в нашу жизнь. Реальность восприняла наше намерение, веру как силу, требующую проверки. А чем же можно проверять? Какой бывает ад в социальной реальности? Это полная потеря всех обозначений успешности, сбалансированности, статуса, – когда все понемножку распадается, до полного погружения в социальное небытие. Дорога ада идет через социальные ценности, уничтожая твои прекрасные силы, распыляя, словно завесы майи, твои ожидания, и оставляя тебя пожинать плоды поражения в своей искренности и истинности. Круги ада  – словно жернова, оставляющие пыль и прах от желающего пронести через них свой свет. И их не один, а девять кругов ада, – до самого дна, и только там есть шанс возможного восхождения.

В этот ад мы упали вместе с той семьей, которая, помните, предложила прекрасную идею, реализацию мечты одного человека. Лишь мальчик остался в мире света. Это была не его дорога, не его ситуация. Он был в безопасности, его держала невидимая нам реальная рука Мастера. Он цел и невредим, идет дорогой своей судьбы, и в этом есть надежда. Помните притчу, – пока мальчик сидит на берегу Ганга, с миром все в порядке.

Я это видела, падая вместе, и знала, что в этой неотвратимой части пути нужен проводник. Вспомнилась «Божественная комедия» Данте, структура ада. Оставаясь в ясном осознании происходящего, я поняла: для того, чтобы прийти в рай, соединить это в единое целое, через ад придется пройти насквозь. Здесь не останавливаются на полпути желающие пройти в свет. И если реальность даст шанс, то будет ориентир,  как выйти из ада.

В этот период я молилась и знала, что мои друзья и ученики, все мы – и не только те, которые входили в команду, – перешли в состояние некой постоянной проверки. Я считала круги преисподней, считала наши силы, силы моих друзей, – хотя знала, что здесь помощники не нужны, и каждый идет в одиночку. Даже Вергилий, сопровождавший Данте в пути через ад, время от времени оставлял его, чтобы Данте самостоятельно прошел все искушения.


 

Мы продвигались по одному, через мрак, по мосту надежды, создавая узкий проход для одного человека, свою тропинку, тропу. И единственное, где мы могли пересечься, - это в пространстве. Увидеть, что все в сохранности, - раненые, но живые. Помахать рукой в знак того, что следуем дальше. Как альпинисты, связанные в одну цепь, взбираясь на высоту невозможного, мы осознавали разверзшееся пространство мрака. И мы видели, как мрак побеждал, как друзья падали туда, отдаваясь ему. Никто не знал, что другие переживали в этом падении, и каким образом, каким чудом появлялся из мрака свет, и как каждый выбирался и следовал дальше.

Здесь не нужны имена и обстоятельства. Это сакральная ситуация. Каждый из Вас может почувствовать, что происходило с нами, потому что у каждого человека, я уверена, был или есть такой этап. И это дано, чтобы укрепилось то, чему ты сказал «Да» и поверил это. Встретить все испытания, пройти огонь, воду и медные трубы, как говорят.

Но этого еще не достаточно. Нужно, пройдя все эти испытания, выйти в преображение, и только свет этого преображения, как надежда, поможет взойти силой света и соединить нижнюю точку ада с верхней точкой рая в единое целое. Не бывает жизни только в розовых и прекрасных цветах. В жизни есть и подъемы, и падения, и падения, и подъемы.

И иногда нужно даже сдаться. И признать, что ты умер, ты сжег все, и не осталось ничего. Ты сжег не только то, чему поклонялся, но и всю свою жизнь, свободу, комфорт, свои чувства, свою веру. Ты все сдал этим жерновам. И ты понимаешь, что ты умер, тотально умер.

И те, которые прошли через это, не подскажут тебе технологии выхода. Потому что это состояние, когда ты не хотел, но потерял все, – все внешнее, все внутреннее, все истинное. А значит, ты потерял себя и искру Бога. Ты в полном поражении перед реальностью, перед миром, перед собой, перед своими обязательствами в жизни, перед любимыми… Тебя нет для сына, для жены, для мужа и для себя.


 

И кто ты тогда, оставшийся жить? Когда ты не отличаешь вдоха от выдоха, когда в этом не создается пауза, когда сознание заполнено какой-то липкой мутью и тяжестью, и тело словно залито свинцом, – все сгорело, все отдано просто обеспечению жизненных биологических потребностей. Осталось только спать, есть и это называть жизнью.

И это даже не страшно. Ты сбился со счета кругов ада, и ощущение, что ты падаешь в бездну небытия. И тебе безразлично, когда ты потерял состояние той пылинки на песчинке. Твой цинизм взял ее с собой и рассеял в небытие. Может быть, это состояние принадлежит даже пространству вечности, но той его части, где нет ключей, даже если ты видишь двери. Они замкнуты, и тебе не выбраться, тем более что силы покинули тебя. Самое печальное, что ты не умер. Ты жив.

Как понять, что ты достиг дна ада? На каждом кругу ты говорил, что все, не могу, сдаюсь, остаюсь, и, пройдя, понимал, что спираль, лабиринт ведет еще куда-то, в самую бездну человеческой души. И ты снова шел. И наступил момент, когда ты сдался и понял, что вот в этот момент ты умираешь, и эта смерть – не физическая, ты действительно можешь умереть. И если в этот момент ты слышишь голоса людей рядом с собой: «Вам плохо? Может быть, вызвать скорую? Что с Вами?» - и ты ничего не можешь сказать, - я точно знаю, это дно ада. И каким-то образом – не скажу «чудесным», потому что уже неизвестно, каким,  – реальность дарит тебе еще один шанс.

Вся твоя работа, вложенная в будущее, твоя утраченная уже надежда вдруг скромным светом души развернулась к тебе. Маленькие лучики света прикоснулись к тебе. И в своей бесконечной дороге в аду ты почувствовал простое человеческое тепло, согревающее каждую клеточку. И возрожденная надежда становится твоим вдохом, твоим дыханием. У тебя нет эмоций. Ты наконец понимаешь, что такое созерцание. Ты смотришь на этих людей, на себя.  В тебе есть божье равнодушие, но оно живое, оно греется теплом человеческой души. Окружение света сгущается вокруг тебя, и ты понимаешь, что тебя не хоронят, а спасают на жизнь.

Ты бессилен, у тебя нет мыслей, но тебе уже тепло, и надежда рождает свет любви, маленькую искорку в тебе, в самой сердцевине, величиной с горчичное зерно. То, что, казалось, ушло навсегда и распалось в небытие, оказывается, есть само дыхание … И из пепла загорается искорка, создавая свет.

Будто пленка в кино начала крутиться в обратную сторону. Ты чувствуешь, как силы жизни наполняют тебя, ты выпрямляешь спину, появляются мысли - разумные, сбалансированные,- и в этом есть благодарность. Ты прошел этап «спаси и сохрани», и ты благодарен. Не то, что сам себе, - просто благодарен. Потому что в этот момент ты не осознаешь свою выделенность из мира. Ты есть неотделимая частичка мира, и она отражается в каждом, кто тебя согрел и помог встать на ноги.

Так, постепенно, тихо и спокойно, самыми маленькими шагами мы начали идти дорогой восхождения с самого дна. Как люди оказались там, я не знаю. Они не были жители ада, они не были ангелы. Они были люди – мои друзья и ученики.

Эти светлые люди взяли на себя ношу, разделив ее на всех, кто желал помочь, участвовать, - впряглись в эту упряжку, чтобы дойти вместе до выхода из ада, а потом – посмотрим. И мы считали не месяцы, не дни, не недели, - мы считали часы и минуты. Концентрацию энергии самого малого времени, момента, - чтобы они были заполнены этим целевым светом – вопрошанием  -   если это справедливо, то с нашей работой, служением, выйти в социальную ситуацию по нулям. И  это была битва света с социальным мраком, похожим на описание ада. И каждый в этом шел своей дорогой, одновременно создавая свет.


 

Мы чувствовали плечо друг друга, и что за спинами нашими есть то, что мы охраняем как идею уникальности мира человека. Что не только машина управляет человеком, а человек сделал эту социальную машину, чтобы направляться туда, куда ему нужно. Перед нами была социальная реальность, ее законы, и мы сплотились плечо к плечу, создавая круг света. В центре этого круга были те, кому нужна была помощь для восстановления света души и силы духа. Мы защищали тех, кто в центре круга. И это была битва, битва за проход вертикально вверх.

Мы поднимались не по кругам ада, а внутри этой воронки, - словно скоростной лифт возносил нас все выше и выше. Мы уже предчувствовали это нулевое состояние, но прекрасно знали, что принцип последних шагов  – самый важный для тех, кто уже видит завершение пути. Мы объединили силы, чтобы всё, что мы есть как свет и созидание, объединилось и спасло эту ситуацию. За всю свою жизнь я не видела другой такой ситуации, ни со мной, ни с моими учениками, чтобы нужен был меч огня и света, чтобы спасать тех, кому сейчас тяжело, и молитва одна, – чтобы хватило сил дойти до входа в ад.

Твори, Живи, Люби!

Текст - "Арсос. Часть XI." - Виргиния Калинаускене


Текст - "Арсос. Часть I." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть II." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть III." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть IV." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть V." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть VI." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть VII." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть VIII." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть IX." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть X." - Виргиния Калинаускене