АРСОС. ЧАСТЬ VI.

Первое посвящение

Итак, закрыв галерею и поучаствовав в открытии нового рабочего пространства в Вильнюсе, прожив во всем объеме смешанных чувств ежегодные проекты в Усадьбе и в Перми, попрощавшись Балтийским морем и с серебряным небом Литвы, где-то в середине сентября я вновь прибыла в Арсос. Мне еще предстояли бессчетные перелеты, в том числе связанные с начинавшимся в Москве курсом «Школа Учителей» … но я уже начинала яснее видеть не только причину, но следствия, разворачивающиеся из причины.

Я прибыла в Арсос, чтобы увидеть и осознать, что это пространство ждало меня и требовало постоянного стопроцентного времени и внимания. Я убеждена, что пространство делается людьми и не сохраняется, если оно не нужно и не поддерживается. Оно сворачивается и гаснет в этом состоянии. Нужно поднимать и формировать его качество, – то, которое необходимо для работы. 

Теперь пространство дома Арсоса как будто почувствовало, что оно востребовано, и начало диктовать свои условия, – оно внезапно открылось бездной бесконечных затрат времени и энергии. Постоянно обнаруживались неожиданные технические проблемы дома, и их нужно было решать. 

Все это происходило на фоне общей торжественно-праздничной атмосферы, царившей в городке. В Арсосе шла череда местных праздников, которые есть событие года. Они безусловны. Сотни людей  – в основном родственники живущих здесь стариков – приезжают и заполняют город своим многоголосым присутствием. Это семейные традиции, очень мощные и красивые, – то, чему хочется подражать. Одновременно, единственный раз в год, открывает свои двери имеющаяся в Арсосе галерея, где собрана прекрасная коллекция наивного искусства, – вся состоящая из картин местных художников. Устраиваются концерты на городской площади, пение, танцы…  Каким-то чудесным образом, среди переездов и домашних хлопот, мы успели везде. 

И когда начался октябрь, началась работа с пространством дома в новом формате. Я достала холст, раскрыла краски и нарисовала море. Оно получилось прекрасным, – как будто из множества драгоценных камней, сияющих на солнце. Я порадовалась, что мои детские и юношеские сантименты восприняли пространство местного моря, так отличающееся от родного Балтийского. Кружение многоцветных отблесков задавало космический ритм пространству. Все словно закрутилось следующим качеством. 

Вторая картина была дерево, цветущее в лавандовом поле, и я почувствовала, что пространство наконец сдвинулось в созидательную сторону. Дерево меняло очертания, преображаясь в следующее и следующее, перетекая и смысла в смысл.


 

Мы в этот период пробовали работать со структурой внутреннего двора, постепенно осознавая некоторые функции, нужные в этом пространстве. Первой у нас как-то сама собой образовалась «кафушка» под раскидистыми ветвями шелковицы. Там, в самом центре между двумя шелковичными деревьями, было что-то странное, - энергетическое место притяжения. Мы решили, что это будет место встречи, разговоров, медиации. Здесь стоял наш стол, где мы любили пить чай, праздновали мой день рождения…  

Этот стол подарил нам наш ангел-Хранитель Пелапидас. Как-то я заговорила с ним о том, что нам хорошо бы уличный стол, чтобы сидеть и пить чай или вино по вечерам, и он тут же предложил свой старый стол из сада. Стол был доставлен нам в самом скором времени и идеально вписался в пространство дома. 

Раздумывая дальше, вся наша команда, - я, Вайда, Марюс, Ляйсан и Андрюс, присоединившийся к нам позже, - решила, что нам нужно место, где можно в тишине созерцать закаты. Тогда рядом с шелковицей мы сделали прекрасную софу. Она была приятна, удобна, и мы радовались.

Проекты продолжались. «Кафушка» постепенно превратилась в круг из шести кресел. Стол переехал под лимонное дерево, где по вечерам мы ужинали. Мы готовили пространство к необговоренному и ненамеченному приезду Мастера. Очень хотелось, чтобы он посетил это место.  

Быстро течет время, когда оно полно дел и энтузиазма. Так в один осенний день я узнала, что исполнится то, чего я давно хочу, - скоро Мастер будет здесь. От него пришло короткое, как всегда, сообщение: «Да, я приеду». 

Причина вошла в точное место координат в пространстве и времени, – 10 октября. Все начало крутиться вокруг этой даты. Оставалось несколько дней для того, чтобы собрать все, на данный момент имеющееся как пространство, как начало разворота. 


 

Природа дышала осенью, вечера становились прохладнее, но солнце еще пекло. Около полудня 10 октября Игорь Николаевич написал: «Уже поднимаемся в гору, скоро будем». И я вышла на улицу и ждала там, чувствуя себя сумасшедшей. Мне не терпелось. Хлопоты по дому были все завершены, угощение приготовлено. Это было чистое ожидание. Вам всем, наверное, знакомо это ощущение, - что что-то происходит в первый раз, и другого такого момента в жизни не будет. Он не первый, а событийный.

Игорь Николаевич вышел из машины и, не очень оглядываясь по сторонам, зашел в дверь с номером 22. 

Мне ничего не нужно было говорить. Он сам везде прошел, - я даже не заметила, как и когда. Позже в своем «кино» я не могла найти кадра, когда он успел побывать в тех местах, обустройство которых мы обсуждали, и было понятно, что он их видел.

Лавина комплиментов… «Даже лучше, чем видел на фото и чувствовал в пространстве…» …  «Здесь сильный восходящий поток, поток вопрошания» ... «Все правильно, хорошо, действуй дальше…»

Сел он в нашей «кафушке» под листьями шелковицы. На маленьком круглом столике, покрытом белой скатертью, стояло угощение: апельсины, зерна граната и местный деликатес – плоды кактуса. И Мастер, беря плод кактуса, сказал: «Это – кактус». И, беря ложку гранатовых зерен, сказал: «Это - гранат». А потом, подняв две руки вверх, произнес: «А это - Ашрам».

И все остатки моей плоти разнесло по космосу, осталась только улыбка чеширского кота. Я чувствовала, что я вся – это улыбка, которая только и может, что улыбаться.

После этого помню еще, что Мастер увидел картину «Благодатный огонь» в гостиной, где было накрыто для вечерней трапезы, и сказал: «Как точно выбрано место для этой картины». Она словно освещала собой пространство внутреннего двора, служа первой объективной вещью, создающей рабочее звучание этого пространства. Благодатный огонь, Архангел Михаил и первое посвящение Мастера этому месту быть ашрамом.  


 

Вот таким был долгожданный приезд Мастера.  

История продолжается, сериал пишется, и все меньше и меньше расстояние становится от того событийного времени до настоящего момента, весны 2020 года, через который видится вся эта история будущего. Уже есть, чем и на что посмотреть как на прошлое. Уже есть, чем и что увидеть как будущее, как живую причинно-следственную цепочку событий. 

И я вижу, что это пространство создано из людей. Из множества людей, - не только тех, с кем мы здесь начинали, кто приезжает, помогает… Оно создано из каждого, имеющего к нему какое-либо отношение, активное или пассивное, осознанное или нет. Мы все создаем звучание пространства. Оно создается из нашего азарта, из оценочности, из веры, из той любви, которую мы можем предьявить. Пространство единое, взаимосвязанное. И преображение его происходит в пространстве нулевого перехода в точке координат. 

Твори, Живи, Люби!

Текст - "Арсос. Часть VI." - Виргиния Калинаускене


Текст - "Арсос. Часть I." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть II." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть III." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть IV." - Виргиния Калинаускене

Текст - "Арсос. Часть V." - Виргиния Калинаускене